Template by:
Free Blog Templates

воскресенье, 11 октября 2009 г.

Декреты об Отмене Частного Владения Женщинами, или Кто Виноват?

Многие декреты советской власти изумляют своей дурью, а другие - жестокостью, изуверством и ненужной беспощадностью. Вот два исторических документа, в силу которых советская власть и коммунисты собирались отменить не только частную собственность, но и семью, как первичную ячейку буржуазного быта.

Image and video hosting by TinyPic


Декрет Владимирского совдепа "О раскрепощении женщин" от 1 января 1918 г.

  1. С 1 марта 1918 года в городе Владимире отменяется частное право на владение женщинами (брак отменен, как предрассудок старого капиталистического строя). Все женщины объявляются независимыми и свободными. Каждой девушке, не достигшей 18 лет, гарантируется полная неприкосновенность ее личности. "Комитет бдительности" и "Бюро свободной любви". 
  2. Каждый, кто оскорбит девушку бранным словом или попытается ее изнасиловать, будет осужден ревтрибуналом по всей строгости революционного времени. 
  3. Каждый изнасиловавший девушку, не достигшую 18 лет, будет рассматриваться как государственный преступник и будет осужден ревтрибуналом по всей строгости революционного времени. 
  4. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста, объявляется собственностью республики. Она обязана быть зарегистрирована в "Бюро свободной любви" при "Комитете бдительности" и иметь право выбирать себе среди мужчин от 19 лет до 50 временного сожителя-товарища. 
Примечание. Согласия мужчины при этом не требуется. Мужчина, на которого пал выбор, не имеет права заявлять протест. Точно так же это право предоставляется и мужчинам при выборе среди девиц, достигших 18-летнего возраста.

  1. Право выбора временного сожителя предоставляется один раз в месяц. "Бюро свободной любви" при этом пользуется автономией. 
  2. Все дети, рожденные от этих союзов, объявляются собственностью республики и передаются роженицами (матерями) в советские ясли, а по достижении 5 лет в детские "дома-коммуны". Во всех этих заведениях все дети содержатся и воспитываются за общественный счет. 
Примечание. Таким образом, все дети, освобожденные от предрассудков семьи, получают хорошее образование и воспитание. Из них вырастет новое здоровое поколение борцов за "мировую революцию".

Далее приводится декрет Саратовского совдепа, который имеет некоторые разночтения с Владимирским, но, в общем, аналогичен ему. Эти декреты местных совдепов вводились пробно и в случае их провалов ответственность за них несли местные совдепы, а не Совнарком. Но такие декреты грозили взрывом негодования населения, и коммунисты побоялись попробовать их осуществить.

Когда вышел такой декрет в Саратове, после его обнародования тысячи жителей города, прихватив с собой дочерей и жен, устремились в Тамбов, который не признавал советской власти, управляемый Временным исполнительным комитетом и городской управой. Таким образом, Тамбов в это время увеличился в населении почти вдвое. Однако город всем дал приют, так же как и во время нашествия Наполеона в 1812 году. Все саратовские беженцы были размещены в гостиницах и по домам горожан, где им был оказан хороший прием и где они были окружены заботой.

Декрет Саратовского губернского совета народных комиссаров об отмене частного владения женщинами

Законный брак, имеющий место до последнего времени, несомненно является продуктом того социального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано в Советской республике. До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе с пролетариатом, благодаря только им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуев, империалистов, и такою собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода. Поэтому Саратовский губернский совет народных комиссаров, с одобрения Исполнительного комитета Губернского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, постановил (проект разработан инициативной груиппой ис Клуба Анархистов – членов Совета): 

§ 1. С 1-го мая 1918 г. отменяется частное владение женщинами, достигшими возраста от 17 до 32 лет.

Примечание: возраст женщины определяется по метрическим выписям, паспортам, по наружному виду и свидетельскими показаниями.

§ 2.
 Все женщины, согласно этому декрету, изымаются от частного владения и объявляются достоянием (собственностью) народа.

§ 3. Действие этого декрета не распространяется на женщин, имеющих более 5-ти человек детей.

§ 4. За бывшими мужьями и владельцами сохраняется право внеочередного пользования своей женой.

Примечание: в случае противодействия бывшего мужа он лишается права на пользование женщиной.
 

§ 5. Распределение заведомо отчужденными женщинами по постановлению вышеозначенной организации переходит к Саратовскому клубу анархистов в течение 3 дней со дня опубликования настоящего декрета. Все женщины, передаваемые сим в пользование народа, обязаны явиться по означенному адресу и дать требуемые от них сведения.

§ 6. Впредь до образования квартирных комитетов для контроля по проведению в жизнь настоящего декрета таковой возлагается на самих граждан.

Примечание:
 каждый гражданин, заметивший женщину, не подчиняющуюся настоящему постановлению, обязан сообщить об этом клубу анархистов, назвать имя, отчество и фамилию, а также адрес саботажницы.

§ 7. Все мужчины имеют право не чаще трех раз в неделю, в течение трех часов пользоваться одной женщиной, при соблюдении следующих условий, указанных ниже.

§ 8.
 Каждый мужчина, желающий пользоваться экземпляром народного достояния, должен представить свидетельство от фабрично-заводского комитета, профессионального союза или Совета Р. Кр. и С. Д. о принадлежности к трудовой семье.

§ 9. Каждый трудовой член обязан от своего заработка отчислять 9% в фонд "Народного поколения".

Примечание:
 отчисление это производится фабрично-заводскими комитетами Народной власти, которые все отчисления обязаны при именных списках сдавать в Гос.банк, Казначейство и т.п. учреждения для записи в фонд "Народного поколения".

§ 10. Не принадлежащие к трудовой семье граждане мужчины, чтобы иметь право пользования наравне с пролетариатом народным достоянием, обязаны ежемесячно вносить 100 руб. в фонд "Народного поколения".

§ 11. Местное отделение Гос. банка, а также сберегательные кассы обязаны открыть прием взносов в фонд "Народного поколения".

§ 12.
 Все женщины, настоящим декретом объявленные народным достоянием, получают из фонда "Народного поколения" воспомоществование в размере 232 (двухсот тридцати двух рублей) в месяц.

§ 13. Все забеременевшие женщины освобождаются от своих прямых обязанностей перед родами на три-четыре месяца; после родов -- на один месяц.

§ 14. Рожденные младенцы, имеющие 1 месяц от рождения, отправляются в приют "Народные ясли", где они воспитываются и получают образование до 17 лет за счет "Народного поколения".

§ 15. Все граждане, мужчины и женщины, обязаны следить за своим здоровьем и еженедельно сдавать на исследование как мочу, так и кровь.

Примечание: последние принимаются ежедневно в лабораторию "Народного поколения".

§ 16. Виновные в распространении венерических болезней будут привлекаться к строжайшей ответственности и наказанию.

§ 17. Женщины, потерявшие здоровье, могут ходатайствовать перед "Народным поколением" о выдаче им пособия и пенсии.

§ 18.
 Выработка временных технических мероприятий и проведение в жизнь декрета до организации совета "Народного поколения" возлагается на клуб анархистов.

§ 19.
 Все отклоняющиеся от проведения в жизнь настоящего декрета объявляются саботажниками -- врагами народного достояния и контранархистами и предаются строжайшей ответственности.

С подлинным верно: Секретарь Саратовского клуба анархистов (подпись) 1918 года, февраля 28 дня, гор.Саратов.

В начале марта 1918 года в Саратове толпа женщин разгромила клуб анархистов. Вскоре после этого "группой бандитов"(по выражению местной прессы) был убит владелец чайной Михаил Уваров. Связь между этими фактами стала ясна 15 марта, когда "Ізвестия Саратовского Совета" опубликовали маленькую заметку, где говорилось, что Уваров убит не бандитами, а анархистами в знак "мести и справедливого протеста за разгром анархистского клуба и за издание пасквильного и порнографического "Декрета о социализации женщин" от имени анархистов".


Image and video hosting by TinyPic


Инициаторами были члены Совнаркома и ЦК РКП(б) Коллонтай и фиктивная жена Ленина Крупская. Опубликование этих декретов встретило большое сопротивление всего народа. Ленин по этому поводу тогда сказал, что это преждевременно и на данном этапе революции может ей сослужить плохую службу. Декрет, готовый к его подписи, был отложен на потом, до более благоприятного времени.

Справедливости ради, приведу другую точку зрения – РКСМ(б) – большевистской комсомольской организации России, которая считает такие декреты историческими провокациями анархистов и других врагов Советской Власти. В частности, фальшивый Саратовский "Декрет об отмене частного владения женщинами", был издан владельцем саратовской чайной Михаилом Уваровым от имени "Свободной ассоциацией анархистов г. Саратова", за что и был тут-же уничтожен обидевшимися анархистами.

Убийством Уварова, однако, история с "декретом" только начиналась. С необычайной быстротой он стал распространяться по стране. Публикации такого рода вызвали широкий общественный резонанс. Так, в Вятке правый эсер Виноградов, переписав текст "декрета" из газеты "Уфимская жизнь", напечатал его под названием "Бессмертный документ" в газете "Вятский край". 18 апреля Вятский губисполком постановил закрыть газету, а всех лиц, причастных к этой публикации, предать суду революционного трибунала. В тот же день вопрос обсуждался на губернском съезде Советов. Представители всех партий, стоявших на советской платформе, - большевики, левые эсеры, максималисты, анархисты - резко осудили публикацию пасквиля, посчитали, что она имеет своей целью натравить темные, несознательные массы населения против Советской власти. Вместе с тем съезд Советов отменил решение губисполкома о закрытии газеты, признав его преждевременным и чересчур суровым, обязал губисполком сделать предупреждение редактору.

В конце апреля - первой половине мая на почве разрухи и нехватки продовольствия сильно обострилась обстановка в стране. Во многих городах происходили волнения рабочих и служащих, "голодные" бунты. Публикация в газетах "декрета" о национализации женщин еще более усиливала политическую напряженность. Советское государство стало принимать более жестокие меры по отношению к газетам, публиковавшим "декрет". Однако процесс распространения "декрета" вышел из-под контроля властей. Начали появляться различные его варианты. Так, "декрет", распространявшийся во Владимире, вводил национализацию женщин с 18-летнего возраста: "Всякая девица, достигшая 18 лет и не вышедшая замуж, обязана под страхом наказания зарегистрироваться в бюро свободной любви. Зарегистрированной предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители-супруги..."

Кое-где на местах, в глухих деревнях чересчур ретивые и невежественные должностные лица принимали фальшивый "декрет" за подлинный и в пылу "революционного" усердия готовы были осуществлять его. Реакция официальных властей была резко отрицательной. В феврале 1919 года В. И. Ленин получил жалобу Кумысникова, Байманова, Рахимовой на комбед деревни Медяны Чимбелевской волости, Курмышевского уезда. Они писали, что комбед распоряжается судьбой молодых женщин, "отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованием здравого смысла". Ленин сразу же направил телеграмму Симбирскому губисполкому и губернской ЧК: "Немедленно проверьте строжайше, если подтвердится, арестуйте виновных, надо наказать мерзавцев сурово и быстро и оповестить все население. Телеграфируйте исполнение". Выполняя распоряжение председателя Совнаркома, Симбирская губчека провела расследование по жалобе. Было установлено, что национализация женщин в Медянах не вводилась, о чем председатель Ч К телеграфировал 10 марта 1919 года Ленину. Через две недели председатель Симбирского губисполкома Гимов в телеграмме на имя Ленина подтвердил сообщение губчека и дополнительно доложил, что "Кумысников и Байманов проживают в Петрограде, личность Рахимовой в Медянах никому не известна".

Конечно, документ интересен сам по себе, имеет значительную историческую ценность, и свое очевидное влияние на исторический процесс. Одно могу сказать. Если ему так легко верили народные массы, как власть шридержащие, так и простые статисты, значит, его идеи были абсолютно органичны с обычной в то время революционной пропагандой, идеологией и практикой большевистского движения. А кто камешки бросал – власть или првокаторы – врядли когда-нибудь прояснится до конца. Да и так ли это важно с точки зрения мировой истории?

Image and video hosting by TinyPic



Источники и дополнительная информация: