Template by:
Free Blog Templates

суббота, 16 февраля 2019 г.

Насмешка на символом революции Д'Актиля


«Буревестник революции»
Выражение стало известным благодаря Максиму Горькому и его «Песне о Буревестнике» (1901). После ее публикации образ Буревестника стал символом приближающейся революции.



Пародия на «Песнь о Буревестнике» М. Горького

Автор: Анатолий Д’Актиль, 1928

Были дни...
Среди пернатых, призывая и волнуя, реял гордый Буревестник, черной молнии подобный, и вопил – обуреваем духом пламенного бунта:
– Бури! Бури! Дайте бурю! Пусть сильнее грянет буря!
Напророчил Буревестник несказанные событья...
Буря грянула сильнее и скорей, чем ожидалось. И в зигзагах белых молний опалив до боли перья, притащился Буревестник, волоча по камням крылья: так и так, мол, Буревестник. Тот, который... Честь имею.
И сказали буйной птице:
– Мы заслуги ваши ценим. Но ответьте на вопросы общепринятой анкеты: что вы делали, во-первых, до семнадцатого года?
Вздыбил перья Буревестник и ответил гордо:
– Реял.
– Во-вторых, в чём ваша вера? Изложите вкратце credo.
Покосился Буревестник:
– Я предтеча вашей бури. Верю в то, что надо реять и взывать к её раскатам.
– В-третьих: ваша специальность? Что умеете вы делать?
Покривился Буревестник и сказал:
– Умею реять.
– Ну а чем служить могли бы в обстоятельствах момента?
И, смутившись, Буревестник прошептал:
– Я реять мог бы!
– Нет, – сказали буйной птице. – Нам сейчас другое нужно. Не могли бы вы, примерно, возглавлять хозучрежденье? Или заняли, быть может, пост второго казначея при президиуме съездов потребительских коопов? Или в области культуры согласились по районам инспектировать работу изб-читален и ликбезов? Или, в крайности, на курсах изучили счетоводство и пошли служить помбухом по десятому разряду?
– Ах! – промолвил Буревестник. – Я, по совести, не мастер на ликбезы и коопы, на торговые балансы и бухгалтерские книги... Если реять – я согласен!
Почесались на такие буревестниковы речи – и свезли назавтра птицу без особого почёта в помещение музея при «Архивах революций»: отвели большую клетку, подписали норму корму и повесили плакатик: «Буревестник. Тот, который...»
Мало кто, в музей забредши, между многих экспонатов отмечает с уваженьем запылившуюся клетку.
Только я, седой романтик, воспитавшийся на вольных буревестниковых криках, живо помнящий те годы, в кои над морским простором гордо реял Буревестник, чёрной молнии подобный, и вопил, обуреваем духом пламенного бунта: «Бури! Бури! Дайте бурю! Пусть сильнее грянет буря!»... только я, седой романтик, прихожу по воскресеньям в помещение музея, приношу обрюзгшей птице канареечное семя, заменяю в ржавой банке застоявшуюся воду и – с оглядкой на прохожих – говорю не очень громко:
– Пребывай себе в почёте, птичка Божья – Буревестник!



Об авторе:

Анатолий Д’Актиль (настоящее имя — Анато́лий Адо́льфович Фре́нкель, при рождении — Носон-Нохим Абрамович Френкель — русский советский поэт-песенник, драматург, писатель-сатирик и переводчик. Другие псевдонимы: А д’А, три д’Актиль, Желчный Поэт, Евгений Онегин.

Носон-Нохим (Натан) Абрамович Френкель родился в Иркутске, в мещанской еврейской семье, сын помощника аптекаря Абрама Натановича Френкеля и Веры Моисеевны Мейерович. Начал печататься с 1910-х годов («Сатирикон», «Бич», «Стрекоза», «Красный перец», «Бегемот», «Биржевые ведомости» и др.).

В 1912 году окончательно поселился в Санкт-Петербурге.

Редактировал еженедельник «Жизнь и суд» (1913). Писал острые фельетоны, куплеты, шутливые стихи, пародии, песни. Много работал как текстовик для Леонида Утесова. Перевёл «Алису в стране чудес» Льюиса Кэрролла, несколько рассказов О. Генри, Джека Лондона.

В 1917 году оказался в Ростове-на-Дону, где работал в эстрадном театре «Кривой Джимми».

Получил известность в Советской России как автор «Марша конников Будённого» на музыку Дм. Покрасса. В Гражданскую войну служил в Политотделе Первой Конной армии.

В 1921 году Анатолий Д’Актиль организовал и редактировал сатирический журнал «Красный ворон» (впоследствии «Бегемот»), а также журнал «Смехач».

В 1923 году Анатолий Д’Актиль увековечил своё имя стихами романса «Две розы», муз. С. Покрасса:
Одна из них белая, белая,
Была как попытка несмелая.
Другая же алая, алая,
Была как мечта небывалая.

С начала войны до августа 1942 работал в Ленинграде. Из блокадного города был вывезен в Пермь, где умер в 1942 году.


среда, 6 февраля 2019 г.

Эротическая Коза




Как известно, в 1902 году находясь в Венеции, Валерий Брюсов имел неосторожность написать стихотворение "In hac lacrimarum valle", в котором есть следующее заявление:

"Повлекут меня с собой
К играм рыжие силены;
Мы натешимся с козой,
Где лужайку сжали стены..."

Валерий Брюсов


Последние строки вызвали самое живое злоучастие критики и породили несколько пародий. Анненский в сонете "В море любви" подбодрил автора такими словами:

"Пусть демоны измаялись в холере,
Твоя коза с тобою, мой Валерий."

В другом его шутливом стихотворении есть пассаж на ту же тему:

"Туда, меж колоколен,
Где был Валерий болен,
Но так козой доволен
Над розовым затоном,
Что впился скорпионом
В нее он здесь и там."

Еще одну пародию на "In hac lacrimarum valle" создал критик Александр Измайлов. В стихотворении его лирический герой забирается на иглу адмиралтейства прихватив с собой для "блаженства" мандрилла.

Константин Мочульский


Более академичный Мочульский с ироническим прискорбием констатировал в своей работе о Брюсове: "На «козе» развитие эротической темы обрывается. Дальше идти было некуда".

В 1917 году "Журнал журналов и энциклопедическое обозрение" поместил следующую эпиграмму, очевидно перепутав Брюсова с Кузминым:

"Он долго тешился с козой,
Он славил банщиков упрямо,
Хоть мы молили со слезой:
— Кузмин, неловко ведь! Здесь — дамы..."

Впрочем, такая путаница простительна, ибо Кузмин в свое время немного пригубил из стакана учителя, в том числе и от козьей темы:

"С чего начать? толпою торопливой
К моей душе, так долго молчаливой,
Бегут стихи, как стадо резвых коз."

По брюсовской козе не прошелся только ленивый. Дон-Аминадо в автобиографическом произведении "Поезд на Третьем пути" вопрошал: "Кто будет прогуливать козу в лесную поросль для сладкого греха?".

Андрей Белый несколько раз поминал это парнокопытное к слову о Брюсове декларирующем "нежно и грустно, как тешится лаской с козою он...". Персонажи его мемуаров также вспоминали о козе: "домохозяин [свойственник Соловьевых] гремел добродушно из кресла, повесив живот сероклетчатый между ногами: "Цто? Брюсов опять написал про козу?..".

Георгий Иванов, размышляя о петербургских эстетах, обмолвился: "Если в душе человека заложено "чувство прекрасного" - это обязывает. Пусть он нисколько не расположен "тешиться с козой"... Но раз последняя глиняная собака Елизаветинской эпохи заняла свое место на полке - выбора нет".

Не обошли тему козы и в противоположном литературном лагере. 8 февраля 1930 г. стихотворение процитировал с трибуны Маяковский в своем выступлении на конференции МАПП и назвал автора "декадентским студентом, а в общем - дрянью". Леонид Андреев в письме Горькому заявил, что Брюсов "со своим завитушечным стихом, со своей Козой" является "истинным героем мещанства" и "аппаратом для писания стихов".

Леонид Андреев


Разумеется, тема козы значительно шире и не исчерпывается творчеством Брюсова. Кроме того, важно различать животное по гендерному признаку и не путать козу, которая олицетворяет плодородие и достаток с козлом - символизирующим похоть, хитрость и даже смерть...

Впрочем, козлы - тема для отдельного серьезного разговора.

Автор: Olga Elagina / Ольга Штрих. Феномен козы в творчестве Брюсова

Источники: